Почему мы выходим замуж за иностранцев? В поисках женского счастья

В России международные браки, особенно те, в которых знакомство супругов состоялось через интернет, считаются большой авантюрой и пользуются дурной славой. Такое отношение активно поддерживается средствами массовой информации, подкрепляясь чередой скандальных разводов, историями с похищениями детей, слезами и даже гибелью обманутых женщин.

Женщин, решившихся на брак с иностранцем, повсеместно обвиняют в измене Родине, продажности, расчетливости, неуемной жажде богатства. Сложился устойчивый образ этакой «тупой провинциальной курицы», не желающей работать на благо родной Отчизны, а желающей кататься как сыр в масле в замке заграничного «прынца», с утра до вечера плескаясь в бассейне с голубой водою, и чтоб служил тот «прынц» у нее на посылках…

Редко кто обращает внимание, что образ этот формируется и навязывается обществу людьми, имеющими в лучшем случае весьма отдаленное представление о проблеме. Сайтов и журналистских материалов, где проблема брака с иностранцем описывается трезво, критически, а главное, спокойно, очень мало.

Преподаватель английского языка, я, так или иначе, нахожусь в этой теме более 15 лет, так как среди моих студентов всегда были и есть женщины, изучающие язык с целью замужества и эмиграции. А несколько лет назад и сама я перешла от теории к практике, выйдя замуж за иностранца и уехав в США на постоянное место жительства. Смею утверждать, что кое-что знаю о предмете разговора не понаслышке.

Не буду в очередной раз перечислять причины, толкающие нас в объятия заграничных женихов, лучше предложу вашему вниманию две весьма типичные женские истории. А выводы, думаю, каждый сделает сам.

Марина

Так звали мою студентку — ухоженную и очень стройную для своих 38 лет женщину, с которой началось мое знакомство с явлением под названием «брак с иностранцем».

Читайте также  Всемирный день мигрирующих птиц. Как технологии помогают фиксировать рекорды пернатых?

Марина располагала к себе с первых минут общения. Побывав дважды замужем и разочаровавшись в мужской части населения родного городка, она, оставив 12-летнюю дочь на попечение своих родителей, в поисках лучшей женской доли перебралась в Москву к старшей сестре. Работала фармацевтом с утра до вечера, прихватывая выходные, откладывая все заработанное на покупку жилья.

У сестры была семья, поэтому Марине приходилось снимать угол. Да, именно угол, койко-место, а не квартиру, и даже не комнату: ведь она считала каждую копейку — уж очень хотелось побыстрее накопить на первый взнос и забрать дочь к себе.

Со съемным жильем не везло. Бойкие квартирные хозяйки, быстро почувствовав цельность характера и природную деликатность Марины, настойчиво начинали знакомить ее со своими «хорошими, но непутевыми, выпивающими только по праздникам» сыновьями, внуками и племянниками, остро нуждающимися в «ежовых рукавицах». Отказ Марины рассматривался как вызов, как личная обида: «Понаехали тут, а еще нос от коренных-то москвичей воротят!» Поэтому Марине приходилось кочевать…

Наконец, нужная сумма была собрана. Конечно, пришлось немного занять, но это ничего, главное — успела вложиться в строительство кооперативного дома! И она начала ждать…

Строительство вначале шло резво, но на последней стадии замерло. Что-то там у них не согласовывалось. Дальше — хуже. Оказалось, что квартиры в этом доме были проданы по нескольку раз. Так, «ее» квартира была продана 5 раз!!! Кто же является «настоящим» владельцем квартиры?!

Начались бесконечные судебные процессы, а после убийства бухгалтера и руководителя строительного кооператива — основных свидетелей и фигурантов — дело приняло совсем безнадежный оборот. Процесс грозил растянуться на долгие годы. Люди были в отчаянии.

Вот тогда сама ли она додумалась, или подсказал кто, но отнесла Марина свою анкету в международное брачное агентство. В то время Интернет еще не был так доступен, поэтому без агентств было никак нельзя. У них был доступ в Интернет, база данных иностранных женихов, их электронные адреса. Вся переписка велась через них. Письма шли по нескольку дней.

Читайте также  Что дарить сотрудникам на корпоративных мероприятиях и на праздники? Индивидуальный подход

А Марина времени зря не теряла и принялась за английский. Так она оказалась у меня…

Как птица Феникс

Был конец 90-х, страна лежала в руинах после очередного «международного» экономического кризиса. По всей Москве висели плакаты, с укором вопрошающие «Кому сейчас легко?» По телевизору учили натирать на терке мороженые сосиски и посыпать ими бутерброды. Экономия получалась колоссальная: одной тертой сосиски хватало на 4−5 бутербродов!

Я тоже отчаянно била лапками, изо всех сил пытаясь удержаться на плаву. Правда, в отличие от Марины, я была счастливо замужем второй раз и жила в крошечной двухкомнатной квартирке мужа. С нами жили дети от наших предыдущих браков. Деньги, вырученные от продажи моей «двушки», «крутились» в надежном банке вплоть до того самого дня, когда было объявлено о неожиданно поразившем страну кризисе. Наша мечта о трехкомнатной квартире «сгорела» в одночасье. И пока муж, переживая утрату, погрузился в глубокую депрессию, я, осознав бессмысленность стенаний и жалоб, как та птица Феникс, начала возрождаться из пепла.

Мой день начинался еще до 6 утра, так как первые корпоративные занятия в компаниях были назначены на 7.30. Оттуда я мчалась обучать английскому студентов института экономики и права. Днем ехала на занятия со старшеклассниками в лингвистический центр, а вечером уже дома начинался поток индивидуальных студентов. Дверь квартиры за последним студентом закрывалась после 10. В субботу и воскресенье у меня была группа выходного дня на языковых курсах и показ Москвы иностранным туристам…

Никогда не забуду то блаженство, которое я испытывала, облачаясь вечером в уютный домашний халат и мягкие тапочки.

Первые уроки

Так что Марину я понимала очень хорошо, но на ее затею с поисками иностранного мужа смотрела с большим недоверием, хотя и не без любопытства.

Читайте также  Профессия - корпоративный блогер. Часть 5. А перспективы есть?

К моему удивлению, у нее быстро завязалась переписка с несколькими иностранцами. Отобрав одного, особо приглянувшегося ей американца, она продолжила общение только с ним, тем более что он сообщал о своем скором приезде. Мы вместе обсуждали ее прическу, маникюр, новое платье… Придумывали программу его визита, составляли меню…

Марина встречала его в аэропорту. Это был ночной рейс, и ей пришлось долго уговаривать сестру и ее мужа помочь ей с машиной.

Она узнала его сразу. Не узнать его было невозможно: он был именно таким, каким она его себе представляла!

Кроме нее его встречали еще три женщины. Он планировал определиться с выбором прямо в аэропорту, проведя короткое интервью с каждой. Для него это было так естественно: ведь он приехал выбрать жену, он не мог ошибиться — слишком долгим и дорогим был перелет. Он хотел, чтобы было из чего выбирать. Марина, совершенно не готовая к такому повороту событий, от интервью гордо отказалась, без боя покинув предстоящее «поле брани»…

Это было нашим первым уроком. Говорю «нашим», потому что я переживала эту неудачу, как свою личную. Ругали себя за наивность, проклинали американский прагматизм.

Продолжение следует…

Comments are closed, but trackbacks and pingbacks are open.